Российский Профсоюз Работников Судостроения
 
С нами надежнее!
119119 Москва, Ленинский пр., д. 42, подъезд 5, ком. 58-16, приемная (495) 938-88-72, E-mail: korabel@fnpr.ru
 
 
О профсоюзе.
19.10.2009
Новости первичных профсоюзных организаций РПРС
03.03.2016
Наш новый Почтовый ящик
04.06.2011
Отраслевое соглашение
29.11.2013
Нормативные документы профсоюза
05.10.2012
Устав РПРС
18.06.2007
Материалы съездов
20.10.2011
Структура профсоюза
05.02.2007
КОНТАКТЫ
05.10.2016
     
     
  От первого лица
Обновлено: 22.09.2011
  Охрана труда
Обновлено: 10.08.2011
  Официально
Обновлено: 31.01.2011
  Профсоюзная учеба
Обновлено: 29.10.2012
  Юридическая служба РПРС
Обновлено: 17.01.2013
  Международная работа
Обновлено: 30.05.2014
  Новости первичных профсоюзных организаций РПРС
Обновлено: 03.03.2016
  Негосударственное пенсионное обеспечение
Обновлено: 16.10.2009
  Вести из Северодвинска
Обновлено: 28.11.2012
  Голосование за петицию газеты "Солидарность"о введении уголовной ответственности за нарушение прав профсоюзов
Обновлено: 09.04.2013

На главную | В раздел «Международная работа» Версия для печати

Берег Мертвецов или Как умирают корабли.

Есть в Индии, километрах в 50-ти от Бхавнагара, Индия, небольшой городок Аланг. Это название мало что говорит большинству. А ведь это место стало крупнейшей в мире площадкой по разделу списанных на слом судов. Официальная статистика достаточно скупа, да и вообще индийская статистика не страдает избытком тщательности и точности, а в случае с Алангом ситуация осложнена еще и тем, что совсем недавно местечко было объектом пристального внимания организаций, занимающихся правами человека. Тем не менее, даже то, что можно собрать, производит сильное впечатление.

Побережье Аланга разбито на 400 разделочных площадок, называемых местными «платформами». На них одновременно работает от 20 000 до 40 000 рабочих, вручную разбирающих суда. В среднем на судно приходится порядка 300 рабочих, за два месяца судно разбирается на металлолом полностью. В год разделывается порядка 1500 судов, практически всех мыслимых классов и типов – от военных кораблей до супертанкеров, от контейнеровозов до научно-исследовательских судов. В общем, впечатляет.

Поскольку условия работы неописуемо ужасны и тяжелы, а техника безопасности отсутствует совершенно – да там и слов то таких не знают – Аланг стал магнитом для бедняков Индии, готовых на все ради шанса получить хоть какую-то работу. В Аланге работает очень много жителей штатов Орисса и Бихар, одних из самых бедных в Индии, но вообще-то там отовсюду люди, от Тамил Наду до Непала.

Слово «платформа» в применении к побережью Аланга – явное преувеличение. Это не больше, чем просто кусочек пляжа. Перед постановкой на разделку очередного судна этот кусочек, именуемый платформой, очищают от останков предыдущего бедолаги – то есть не просто очищают, а буквально вылизывают, до последнего винтика и болтика. Не теряется ничего абсолютно. Затем судно, предназначенное на слом, разгоняется до полного хода и выскакивает на предназначенную ему площадку своим ходом. Операция по выброске на берег тщательно отработана и проходит без сучка и задоринки.
Побережье Аланга идеально подходит для такой работы и такого способа – дело в том, что по настоящему высокий прилив случается лишь дважды в месяц, именно в это время суда на берег и выбрасывают. Затем вода спадает, и суда оказываются полностью на берегу. Собственно разделка поражает тщательностью – сначала снимается абсолютно все, что можно снять и отделить как нечто отдельное и годное к дальнейшему употреблению – двери и замки, части двигателей, кровати, матрасы, камбузные комбайны и спасательные жилеты… Затем разделывают, кусок за куском, весь корпус. Собственно металлолом – части корпуса, обшивки и пр., вывозят на грузовиках куда-то прямиком на переплавку или на места сбора металлолома, а всякими запчастями, еще годными к употреблению, забивают громадные склады, протянувшиеся по дороге, ведущей от побережья. Если надо купить что-то для судна, от дверной ручки до панелей переборок кают, лучшего всего съездить в Аланг, дешевле вы нигде в мире не купите. Зрелище судна на берегу, частично разобранного, с лохмотьями обшивки и оборудования, вываливающимися со всех сторон, являет из себя внушительное и в тоже время печальное, щемящее душу зрелище. Невозможно не испытывать чувства жалости – подобного тому, которое испытываешь, глядя на бывшую когда-то любимой вещь, оказавшуюся на помойке.
В каком-то смысле, Аланг интересен с познавательной точки зрения. Можно подробно, часами, рассматривать внутреннее устройство судна - детали конструкции, общий вид машинного отделения, с пока еще не снятыми главными двигателями, бесконечно сложные внутренности военного корабля с десятками и сотнями вентиляторов и вентиляционных труб, фантастикой десятков километров проводки – кабелей, шлангов, проводов и вообще непонятно чего, или открыть рот, поражаясь размерам танков супертанкеров. На судостроительной верфи сначала закладывают киль, потом возводят шпангоуты, корпус, обшивку, настройки, затем загружают и монтируют оборудование, наконец, отделывают каюты и помещения. Тут – обратный порядок и возможность визуально, чувствами и нервами, ощутить невообразимую сложность конструкции современных кораблей и судов.

Территория платформ охраняется, и фотографирование не приветствуется – могут засветить пленку и в любом случае потребовать бакшиш, однако в выходные можно фотографировать вволю, дремлющие у ворот охранники разве что пару банок коки или пива попросят в качестве платы. Разделочные площадки прямо-таки поражают своей чистотой – никаких беспорядочных груд лома и обломков, никаких луж мазута. Море вблизи побережья чистое, даже песок на площадках относительно чист и не захламлен минами вроде осколков стекла, кусков железа и прочего, что ассоциируется у нас со словами «разделочная площадка, металлолом».

Вот таким образом, и в таких условиях, находят свой конец многие и многие корабли и суда, некоторые из которых были в свое время гордостью страны, чей флаг они носили. Достаточно упомянуть наши, когда-то очень известные, лайнеры «Федор Шаляпин» (на 25 октября 2004 года от него остались части машинного отделения и якорь), и полностью разобранный в октябре этого же года «Шота Руставели» из знаменитой серии советских лайнеров, названных именами несоветских писателей и поэтов.

А чуть подальше в море на якоре стоят десятки судов, ожидающих своей очереди…

Но почему именно Аланг стал местом всемирной корабельной свалки? Честный ответ на этот вопрос весьма интересен потому, что он позволяет оценить всю меру цинизма и лицемерия лидеров так называемого демократического мира, разглагольствующих об уважении к правам человеческой личности как таковой и о равноправии всех народов и стран на нашей планете. В действительности Аланг и другие ему подобные мусорные свалки никогда не могли бы существовать ни в одной цивилизованной стране. Просто потому, что они эксплуатируют людей, не считаясь ни с какими законами, и человеческая жизнь здесь не стоит вообще ничего. Об Аланге на Западе предпочитают помалкивать, именно потому, что в пропагандистском плане это совершенно проигрышная тема, показывающая, что за последние четыреста лет зверская сущность капитализма нисколько не изменилась.

Только недавно этим местом заинтересовались правозащитные организации. И выяснили,  что условия работы здесь просто ужасны, а техника безопасности полностью отсутствует. Да там и слов-то таких не знают – Аланг стал магнитом для бедняков Индии, готовых на все ради шанса получить хоть какую-нибудь работу. В Аланге работает очень много жителей штатов Орисса и Бихар - самых бедных в Индии, но вообще люди там отовсюду. Пристанище номер один для не желающих  умереть голодной смертью из всех стран третьего мира. Впрочем, несчастные случаи со смертельным исходом здесь случаются практически ежедневно.

Тем не менее, рабочие готовы день и ночь разбирать что угодно. Показательна ситуация с французским авианосцем «Клемансо», который должен был также закончить свои дни в Индии. Корабль уже прибыл в Аланг, но тут экологи из Гринпис забили тревогу – по их данным корпус корабля был полон асбеста и прочими веществами, вызывающими раковые заболевания. А поскольку Индия не располагает специально подготовленными и эффективными средствами защиты, которые позволили бы демонтировать корабль без нанесения ущерба людям и окружающей среде, суд постановил вернуть судно обратно во Францию. По всему Алангу были развешены транспаранты, осуждающие деятельность Гринписа – люди лишались честно заработанных копеек. Дешевая рабочая сила, не особо возражающая против собственной жестокой эксплуатации, весьма выгодна сильным мира сего, которые на продаже металла сколачивают немалые состояния.

Кстати - по некоторым сведениям первые миллиарды известного на Украине весьма респектабельного индийского олигарха Лакшми Миттала - нынешнего владельца Криворожстали были сделаны именно из пота и крови рабов Аланга.

10.10.12 20:04

Rambler's Top100
  © Российский Профсоюз Работников Судостроения
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт РПРС обязательна.
Наш адрес: 119119 Москва, Ленинский пр., д. 42, подъезд 5, ком. 58-16, приемная (495) 938-88-72
E-mail: korabel@fnpr.ru