Российский Профсоюз Работников Судостроения
 
С нами надежнее!
119119 Москва, Ленинский пр., д. 42, подъезд 5, ком. 58-16, приемная (495) 938-88-72, E-mail: korabel@fnpr.ru
 
 
О профсоюзе.
19.10.2009
Новости первичных профсоюзных организаций РПРС
03.03.2016
Наш новый Почтовый ящик
04.06.2011
Отраслевое соглашение
29.11.2013
Нормативные документы профсоюза
05.10.2012
Устав РПРС
18.06.2007
Материалы съездов
20.10.2011
Структура профсоюза
05.02.2007
КОНТАКТЫ
05.10.2016
     
     
  От первого лица
Обновлено: 22.09.2011
  Охрана труда
Обновлено: 10.08.2011
  Официально
Обновлено: 31.01.2011
  Профсоюзная учеба
Обновлено: 29.10.2012
  Юридическая служба РПРС
Обновлено: 17.01.2013
  Международная работа
Обновлено: 30.05.2014
  Новости первичных профсоюзных организаций РПРС
Обновлено: 03.03.2016
  Негосударственное пенсионное обеспечение
Обновлено: 16.10.2009
  Вести из Северодвинска
Обновлено: 28.11.2012
  Голосование за петицию газеты "Солидарность"о введении уголовной ответственности за нарушение прав профсоюзов
Обновлено: 09.04.2013

На главную | В раздел «От первого лица» Версия для печати

Председатель Профсоюза Буланов А.А. « НАША ЦЕЛЬ – ВОССОЗДАТЬ ПРОФСОЮЗ»

В декабре 2010 года на Пятом съезде Российского профсоюза работников судостроения был избран новый Председатель Профсоюза. Им стал Алексей Анатольевич Буланов, заместитель Председателя РПРС, выпускник Санкт-Петербургского высшего военного инженерного училища связи. Мы поговорили с новым Председателем РПРС о ситуации с Гособоронзаказом в отрасли, негосударственным пенсионном фонде «Корабел» и перспективах воссоединения РПРС после раскола в середине 2000-х годов.

 

 Можно ли в отношении вашей отрасли говорить о том, что кризис закончился? Каковы перспективы отрасли?

 

 Говоря о сегодняшней ситуации в судостроительной отрасли России, нужно отталкиваться от 1990-х годов, когда имели место кризисные явления в экономике, коснувшиеся всех от­раслей российской промышленности, в том числе и судостро­ения, и выразившиеся в массовых сокращениях работников, резком снижении объема заказов, проблемах финансирования производимых работ, низком уровне заработной платы работ­ников судостроительных предприятий и значительных по сро­кам задержках ее выплаты. Это были действительно сложные, кризисные времена для судостроения, как и для всего отече­ственного промышленного комплекса.

С какими проблемами столкнулась отрасль, если вернуться к тем же 1990-м годам? Прежде всего, как я уже отметил, это были проблемы всей экономики. Тот факт, что наше произ­водство в основном было сосредоточено на выпуске военной продукции, объем заказов на которую от Министерства обо­роны сократился до критического уровня (и сейчас доля граж­данской продукции в судостроении составляет только 30%), оказалось серьезным препятствием на пути преодоления кри­зисных явлений в отрасли. Многие наши предприятия были вынуждены перепрофилировать ведущие производства на выпуск гражданской продукции, искать заказы, соответствую­щие их профилю, сокращать уникальных специалистов, не­хватка которых оказывается невосполнимой до сих пор. Также серьезной проблемой стала межнациональная, межгосудар­ственная дезинтеграция, когда многие наши исторические партнеры, смежные предприятия в Украине, Молдавии оказа­лись отделенными новыми государственными границами.

Наконец, недоработанное законодательство и жесткая фина­нсовая политика государственных и коммерческих банков, в том числе в отношении судостроения, налоговая и кредитная политика. Если на Западе компания могла получить кредит на 10-15 лет на 80% стоимости судна под 2-5% годовых, то у нас ставка по кредиту в лучшем случае составляет 12—14%, объем — до 60% от себестоимости судна, срок — 4—6 лет. И это была одна из основных проблем на фоне общих явлений промышленного кризиса 90-х.

Что касается кризиса 2007—2009 годов, который вы, вероятно, имели в виду, то по данным, которые нам предоставляет Ми­нистерство промышленности и торговли РФ, в эти годы мы можем наблюдать рост объемов судостроительной промыш­ленности. Если взять сводную итоговую информацию по от­расли за 2010 год, то по сравнению с 2006 годом рост составил 50,9%, с 2009 годом - 3,6%. Снизились объемы производства для внутреннего рынка, однако возросло производство на экс­порт. Растет военно-техническое сотрудничество. Пользуется спросом и гражданская продукция, что бы ни говорили о про­блемах гражданского судостроения. Можно констатировать, что у нас уже не один заказчик, как раньше, — Минобороны. Мы ищем и находим заказчиков и рынки сбыта и за границей, в том числе для гражданской продукции.

 

 Есть ли сокращения в отрасли?

 

 В 2005-2010 годах численность занятых в отрасли незна­чительно сократилась, примерно на 12%. Профсоюз, его пер­вичные организации на предприятиях старались не допускать увольнений работников, даже в годы кризиса. В настоящее время происходят незначительные сокращения на отдельных предприятиях, где оптимизируется организационная струк­тура. В то же время на ряде заводов растет число заказов, и руководство принимает на работу людей, уволенных в про­шлые годы. В этом плане мы можем говорить о стабильной занятости в отрасли.

 

 Заключено ли отраслевое тарифное соглашение на этот год? Что в OTC можно рассматривать как удачу профсоюза?

 

 ОТС — наша больная тема. На этот год его пока нет. Мы поль­зуемся тарифным соглашением прошлых лет. Есть несколько причин, одна из них в том, что раньше мы заключали ОТС с со­циальным партнером в лице Федерального агентства по судо­строению, когда большинство наших заводов были федеральными государственными унитарными предприя­тиями (ФГУП).

На сегодняшний день абсолютное большинство предприятий отрасли акционировались или находятся в процессе смены формы собственности и соответственно - собственника, про­цесс реструктуризации отрасли еще продолжается. Объеди­ненная судостроительная корпорация (ОСК) находится в стадии становления, создаются новые интегрированные струк­туры — холдинги, концерны, объединения, центры, в которые входят предприятия разной отраслевой принадлежности.

К сожалению, объединения работодателей в судостроении, которое могло бы стать нашим партнером на федеральном уровне, не создано. Мы провели предварительные перего­воры с Объединением работодателей «Союз машинострои­телей России», где представлены и наши предприятия, в том числе ОСК. Готов рабочий проект отраслевого соглашения, куда мы внесли много новых положений - по работе с моло­дежью, взаимным обязательствам социальных партнеров, оп­лате и охране труда и т.д. Взаимопонимание с Союзом машиностроителей России есть. Будем дальше работать, чтобы воплотить проект в жизнь.

 

 Каковы тенденции в заключении коллективных догово­ров на отдельных предприятиях?

 

 У нас есть коллективные договоры, которые можно назвать образцовыми. В них не просто переписан Трудовой кодекс, но и заложены положения и инструменты, которые могут дать членам профсоюза намного больше гарантий и льгот, чем за­ложено в ТК, - это индексация оплаты труда, которая инте­ресует людей в первую очередь, охрана труда, социальные гарантии, гарантии молодым работникам, пенсионерам, ра­ботникам, имеющим детей. Такие коллективные договоры действуют на предприятиях Москвы и Санкт-Петербурга, Ка­луги, Таганрога, относительно более устойчивых — у них есть заказы, соответственно и прибыль, за счет которой реали­зуются те положения в защиту работников, которые пропи­саны в колдоговорах. И в то же время — это огромная заслуга председателей первичек, профкомов, которые сумели отсто­ять в процессе коллективных переговоров с администрацией важные положения колдоговоров, защищающие работников.

 

 Каков охват профсоюзным членством в отрасли? Ведется ли работа по привлечению новых членов?

 

 По итогам 2010 года средний охват профсоюзным членством на предприятиях и в организациях отрасли составляет 74%. Есть проблемные предприятия, где профсоюзный охва тсоста-вляет около 30%, но есть и другие, на которых численность членов профсоюза превышает 90% от числа работающих.

Работа, конечно, ведется - не только по привлечению новых членов, но и по созданию новых первичных и территориаль­ных организаций профсоюза. В прошлом году создано две первичные организации и одна территориальная организа­ция, сейчас создаются две территориальные организации в регионах, где уже есть несколько первичных организаций и где присутствует объективная необходимость в их объеди­нении в территориальную организацию профсоюза для более эффективной деятельности по решению уставных задач.

Тем не менее, необходимо отметить, что численность проф­союза падает год от года. Не вести работу просто нельзя. В планах — обучение профактива органайзингу: как планиру­ется эта деятельность, какие ставятся цели, каковы методы работы с каждым работником и т.д. Кроме того, первичные профсоюзные организации на предприятиях, где охват проф­союзным членством достигает 90% и выше, делятся опытом с профактивом других предприятий и организаций.

 

Какие проблемы испытывают заводы и верфи на Северо-Западе, в районе наибольшей концентрации судостроитель­ной промышленности?

 

 Общие проблемы, о которых я говорил в начале, касаются и этих предприятий, но есть и проблемы специфические. На отдельных заводах, которые обеспечиваются гособоронзаказом, ситуация такова, что заказы размещаются слишком по­здно, поздно идет авансирование — а сроки установлены жесткие, допустим, предприятие к концу года должно отчи­таться по тому или иному заказу. Заказы должны быть раз­мещены до апреля, тогда же должна пройти основная часть финансирования, но зачастую бывает так, что предприятия ждут денег по полгода, сокращая непосредственно произ­водственные сроки. Для оптимизации процесса им прихо­дится брать кредиты на невыгодных для себя условиях, что ведет к удорожанию себестоимости продукции, о чем я уже говорил выше. Сокращающиеся сроки могут негативно ска­зываться и на качестве продукции.

 

 Какова средняя зарплата в отрасли? Существует ли про­блема удержания в профсоюзе работников с высокими зар­платами? Что удается профсоюзу в этом направлении?

 

 По последним данным, средняя зарплата в отрасли соста­вляет 27 тыс. руб. Для научно-конструкторских кадров она больше, в производстве меньше — около 23 тыс. рублей.

Предприятий, на которых средняя зарплата выше 50 тыс. руб­лей в отрасли не больше одного или двух. Соответственно, это проблема одного-двух предприятий, но она реально су­ществует. На этих предприятиях, как правило, охват профсо­юзным членством составляет около 60% и высокооплачиваемые специалисты, видимо, не беспокоятся о профсоюзной защите, считая, вероятно, что безбедная жизнь им гарантирована в силу их высоких доходов. Безу­словно, председатели первичных профсоюзных организаций работают с этой категорией специалистов, как лично, так и опосредованно, в частности через положения коллективных договоров. Я считаю, что если первичная организация дей­ствительно работает - заключает первоклассный коллектив­ный договор, отстаивает интересы каждого члена профсоюза перед лицом администрации и собственника, занимается органайзингом и т.д., и если люди видят, что организация ра­ботает, и понимают, что они часть профсоюза и находятся под его реальной защитой, что они нужны профсоюзу, а профсоюз нужен им, — в этом случае то, какая у них зарплата, боль­шого значения не имеет. Если организация не работает, или в действительности идет на поводу у администрации, если работник не получает никакой поддержки и защиты своих ин­тересов со стороны профсоюзной организации, кроме по­дарка на Новый Год, вот тогда реально возникает вопрос — зачем ему платить взносы?

По нашим сведениям, на некоторых предприятиях эта про­блема, возможно, была, но сейчас она не стоит так остро, ни о каком массовом оттоке людей из профсоюза в настоящее время речь не идет.

 

Расскажите о том, как работает Негосударственный пен­сионный фонд «Корабел». Насколько успешны переговоры с работодателями по вопросам отчислений в пенсионный фонд? Отражены ли эти вопросы в ОТС? В чем ноу-хау ва­шего профсоюза в дополнительном пенсионном обеспече­нии членов?

 

 Негосударственный пенсионный фонд «Корабел» работает, и работает достаточно успешно — его эффективность и устой­чивость видна по рейтингам российских НПФ. Фонд создан более 10 лет назад, его учредителями стали ведущие пред­приятия отрасли и Российский профсоюз работников судо­строения. Возглавляет Совет Фонда директор ЦНИИ имени акад. А.Н. Крылова Валентин Михайлович Пашин, академик РАН, Герой России, член советов и комиссий при президенте РФ, Совете безопасности РФ, правительстве РФ, Военно-про­мышленной комиссии, Морской коллегии РФ и т.д.

На данный момент пенсию в НПФ «Корабел» получает около 1,5 тыс. человек, как уже вышедших на пенсию, так и еще ра­ботающих на предприятиях, администрация которых вкла­дывает средства в НПФ в целях дополнительного пенсионного обеспечения своих работников. Средняя выплачиваемая пен­сия составляет около 1250 руб., максимальная — 7 тыс. руб.

 

   Есть ли случаи защиты профсоюзом работников в суде? По каким вопросам чаще всего приходится встречаться с ра­ботодателем в суде?

 

   В прошлом году прошло 18 судебных заседаний, из кото­рых 17 мы выиграли. 18-е продолжает идти по инстанциям, но перспектива есть — наша позиция однозначно выигрышная.

В основном работа нашей правовой инспекции связана с тем, чтобы объяснить человеку положения трудового законода­тельства, составить необходимые документы, представлять работника в суде. Большая часть судов связана с незаконным увольнением, восстановлением на работе с выплатой зара­ботной платы за время вынужденного прогула и даже ком­пенсацией морального вреда, если суд посчитает, что моральный вред есть.

 

Какова стратегия развития профсоюза?

 

Ни  для кого не секрет, что у нас существует два профсоюза судостроителей. В середине 2000-х годов в РПРС произошел раскол. Естественно, на пользу это не пошло никому — и в первую очередь самому профсоюзу и его членам. В этой си­туации закономерно возникают проблемы, в том числе при общении с нашими потенциальными социальными партне­рами по заключению ОТС.

Поэтому на Пятом съезде профсоюза, который состоялся в декабре 2010 года, было принято решение о том, что необхо­димо проводить работу по воссозданию единого профсоюза работников судостроения. Совет профсоюза, заседание кото­рого состоялось в марте в Калуге, принял обращение к пред­седателям первичных организаций, которые в свое время вышли из нашего профсоюза, и создал Рабочую группу, ко­торую я возглавил и которая, как я надеюсь, будет встре­чаться с нашими коллегами, которые вышли из Профсоюза, для обсуждения сложившейся ситуации и поиска решения по выходу из неё. Сейчас мы ждем ответа от наших коллег, их принципиального решения. Главная наша задача, наша цель — воссоздать Профсоюз.

 

   Есть ли какие-то планы развития международных связей вашего профсоюза, пожелания к работе московского офиса МФМ?

 

   В 2002 году состоялась учредительная конференция Меж­дународной организации профсоюзов «Корабел», в которую вошел наш профсоюз и наши коллеги - судостроители из Мол­давии и Украины. К сожалению, в последнее время — и раскол в нашем Профсоюзе повлиял на это — наши контакты в какой-то степени были ослаблены. Но этой весной, буквально пару недель назад мы договорились с нашими коллегами по МОПу, что соберемся в ближайшем будущем, продолжим совмест­ную работу и обсудим все вопросы, которые накопились за время, прошедшее с нашей последней встречи.

Что касается других международных контактов, у нас был ин­тересный и конструктивный опыт работы с датским профсою­зом Dansk Metall. Председатели наших первичных организаций участвовали в совместных семинарах и учебных встречах. Эта работа показала ценность таких встреч, когда можно обменяться опытом по организации работы проф­союза, привлечению новых членов, предложить какие-то свои методы и изучить опыт наших зарубежных коллег. В буду­щем мы планируем наладить контакт с коллегами из Герма­нии, Польши, Греции, и, разумеется, в этом мы рассчитываем на поддержку МФМ

 

 

 

 

 

 

22.09.11 19:47

Rambler's Top100
  © Российский Профсоюз Работников Судостроения
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт РПРС обязательна.
Наш адрес: 119119 Москва, Ленинский пр., д. 42, подъезд 5, ком. 58-16, приемная (495) 938-88-72
E-mail: korabel@fnpr.ru